Ассоциация содействия развитию регионов "Столыпинский центр"

Аркадий: журналист и продолжатель фамилии

Единственный и горячолюбимый сын Петра и Ольги Столыпиных. Он родился, как и все их дети, в родовом имении Колноберже в Литве. В 1903 году.

Старшая дочь Мария так вспоминала этот день: «Двадцатого июля я была несказанно обрадована там телеграммой папá: «Félici­tons avec petit frère Arcady» (Поздравляю с маленьким братом Аркадием.). Наконец, осуществилась мечта моих родителей, и Господь послал им, на девят­надцатом году женитьбы, первого сына.

Когда я вернулась в Колноберже, мамá сразу про­вела меня к себе в спальню, где сидела кормилица с толстеньким, красивым младенцем на руках. Когда я к нему нагнулась, он повернул голову в мою сторону и улыбнулся.

— Улыбай, улыбай, — ликовала плохо говорив­шая по-русски литовка-кормилица, а мамá растроган­но, глядя на своего сына, сказала:

— Тебе он первой в жизни улыбнулся.«

Беззаботное детство Ади, как называли его в семье, прервалось в августе 1906 года. Во время кровавого покушения на Столыпина ребенок взрывом был выброшен на улицу с балкона второго этажа и получил серьезную травму головы. Мария фон Бок (урожденная Столыпина) вспоминает: «Адя стал лежать тихо, когда прошло острое нерв­ное потрясение первых дней и пресерьезно спросил папá:

— Что этих злых дядей, которые нас скинули с балкона, поставили в угол?

Государь, когда ему передал эти слова папá, ска­зал:

— Передайте вашему сыну, что злые дяди сами себя наказали».

После смерти отца маленький Аркадий стал жить с матерью и сестрами. Денег хватало — поступали доходы от имений, да и Государь выписал вдове своего Премьер-министра пенсию в размере жалования супруга. В Петрограде в доме на Гагаринский улице,5 Адя с матерью встретили сначала февральскую, а затем и октябрьскую революцию 1917 года. Этот особняк всего за несколько месяцев до смерти приобрел для семьи Петр Столыпин.

Дом семьи Столыпиных с 1911 года. На ул. Гагарина, 5 в Санкт-Петербурге.

По воспоминаниям Аркадия, после февраля и установления Временного правительства в доме начались ежевечерние обыски. Тогда вдова Столыпина потребовала военного министра Временного правительства Гучкова прекратить это. И у входа в дом поставили охрану. Аркадий продолжал ходить в гимназию, а летом они с матерью отправились в Норвегию, чтобы развеяться. Вернулись в Петроград в начале осени. И город стал выглядеть совершенно иначе. Начались перебои с питанием, появились хлебные карточки. Из имений перестали поступать доходы, поэтому семье пришлось сдать часть особняка. Себе оставили пять комнат. Но тогда еще не было ощущения неминуемой катастрофы. Казалось, что это всё из-за войны. И скоро жизнь наладится. Осенью Аркадий снова пошел в гимназию.

Октябрьская революция осталась семьей практически незамеченной — в тот день Ольга Борисовна с сыном были в самом центре города и на Дворцовой площади, но никакого «великого восстания» не заметили. По городу были раскиданы кучки красноармейцев, которые просто чего-то ждали. Только на следующее утро из газет Столыпины узнали о перевороте.

С продовольствием становилось всё хуже, и 21 ноября семья приняла решение уезжать в Киев. Там оставались до конца 1918 года, а затем перебрались в более безопасное, как казалось, место — имение Щербатовых в сорока верстах от Винницы (сестра Елена к тому моменту была замужем за князем Щербатовым). В январе 1920 года случилась трагедия: от рук пьяных красноармейцев погибли княгиня Щербатова с дочерью и подругой, муж Елены, а также старшая сестра Ольга. Стало очевидным, что оставаться в поместье более нельзя. Помогли местные крестьяне, с которыми у Столыпиных и Щербатовых были очень хорошие отношения. Ночью они тайно вывели остатки семьи из барского дома, и несколько месяцев прятали по своим домам, пока у Столыпиных не появилась возможность уехать за границу с польскими войсками и последним поездом «Красного креста». Так Аркадий с матерью оказались сначала в Берлине, потом в Литве, а потом в Италии у старшей сестры Елены, которая снова вышла замуж. Взрослым Аркадий осел в Париже, где выбрал журналистское поприще. Он был прекрасно образован, знал шесть языков.

Свадьба Аркадия Столыпина в Париже в 1930м году. Журнал «Иллюстрированная Россия».

 В конце 1920-х Аркадий повстречал прекрасную Грасиелу Луи, дочь французского посла в России в 1909-1913 годах. Спустя четыре года после женитьбы у них родился первенец Дмитрий, еще через два года — второй сын Пётр.

Всю свою жизнь Аркадий был анти-коммунистом. В 1944 году его жизнь снова была на волоске — его арестовали гестаповцы. Но ему посчастливилось остаться в живых. После войны Аркадий работал в эмигрантских журналах, а в 1949м году перешел в агентство «Франс Пресс». Он написал и опубликовал книгу о своем отце и семье, которая называлась «От империи к изгнанию».

Своих политических взглядов Аркадий никогда не скрывал, дружил с диссидентами, поэтому постоянно находился «на карандаше» у КГБ. При этом, сын Петра Столыпина так никогда и не принял французского гражданства, до конца жизни оставаясь политическим эмигрантом.

Он скончался в возрасте 87 лет. Семья похоронила его на Русском Православном кладбище Сент-Женевьев де Буа в Париже. Там же похоронена его мать Ольга Борисовна, ушедшая из жизни в 1944м году.

Старший из сыновей Аркадия пошел по стопам отца и стал журналистом. Вместе Франсуа Мориаком они работали над представлением Александра Солженицына к Нобелевской премии. А второй из сыновей — Пётр — избрал себе поприще художника. Семья Столыпиных во Франции очень большая. Только у старшего из сыновей Аркадия трое детей и шестеро внуков.