Ассоциация содействия развитию регионов "Столыпинский центр"

Инспекция Сибири. 1910 год

Столыпин хотел знать, что изменилось за четыре года с момента начала масштабного освоения Сибири.

Масштаб поездки Столыпина

26 сентября 1910 года Столыпин написал письмо Государю. Одна из тем письма — отчет о поездке в Сибирь. Столыпин хотел посмотреть, как движется одна из самых любимых его реформ — добровольное переселение крестьян в Сибирь. Сопровождал Премьера начальник Главного управления землеустройства и земледелия Министерства земледелия и государственных имуществ Александр Васильевич Кривошеин. Поездка началась 22 августа с посещения Челябинска. Всего же за десять суток чиновники побывали в шести уездах четырех губерний и областей. Узловые пункты путешествия: Петропавловск, Омск, Новониколаевск, Барнаул, Томск. На лошадях Столыпин и Кривошеин объезжали новые поселения, знакомясь с хозяйственной деятельностью переселенцев. Внимание обращали на всё: условия ведения сельского хозяйства, строительство водопровода, мощение улиц и т.д. Посетили артельный маслозавод в Тобольской губернии, Университет и Технологический институт в Томске, холерные бараки и тюрьмы в Барнауле.

Переписка Государя с Премьер-министром

22 сентября Николай II написал своему первому министру строки, которые показывают озабоченность Государя вопросом переселения крестьян в Сибирь: «Петр Аркадьевич.

С удовольствием узнал о благополучном возвращении Вашем из интересной поездки по Сибири. Буду ожидать письменного доклада Вашего и Кривошеина по поводу всего виденного Вами и с предположениями относительно дальнейших мер по переселению. Прочное землеустройство крестьян внутри России и такое же устроительство переселенцев в Сибири – вот два краеугольные вопроса, над которыми правительство должно неустанно работать. Не следует, разумеется, забывать и о других нуждах – о школах, путях сообщения и пр., но те два должны проводиться в первую голову…»

(Красный архив. – 1924. – Т. 5. – С. 121–122).

Столыпин вернулся из поездки воодушевленным. Дело двигалось. Народ поверил власти. Он был готов переселяться на далекие земли, вести хозяйство, несмотря на сложный климат Сибири. В ответном письме Государю написал следующее:

«…На днях будет представлен Вашему Величеству общий мой с А.В. Кривошеиным всеподданнейший отчет о нашей поездке.

Я говорю краткий, так как все поучительные впечатления наши и выводы заняли бы целые тома.

Общее мое впечатление более чем утешительное. После страшной встряски Россия, несомненно, переживает сильный экономический и нравственный подъем, которому сильно способствует и урожай двух последних лет.

Сибирь растет сказочно: в безводных степях (Куландинска), которые два года тому назад признавались негодными для заселения, в несколько последних месяцев выросли не только поселки, но почти города. И прорывающийся из России в Сибирь смешанный поток богатых и бедных, сильных и слабых, зарегистрированных и самовольных переселенцев – в общем, чудный и сильный колонизационный элемент. Прибавлю, элемент – крепко монархический, с правильным, чистым, русским миросозерцанием. «Мы верим в Бога, верим в Государя, просим: дайте нам церковь, дайте школу» – вот общий крик всех сибирских переселенцев. В каждом селе нас встречали многолетием Вашему Величеству, везде просили передать царю-батюшке о любви народной. Я уже телеграфировал об этом Вашему Величеству и прошу разрешить передать населению через губернаторов Высочайшую Вашу благодарность.

Но утешительное настоящее не должно заслонить от нас осложнений в будущем. А осложнения эти мы сами себе готовим: расточительно, даром, раздаем крестьянам, наравне с заемною землею, и землю, стоящую уже теперь до 100 рублей за десятину; искусственно насаждаем общину в стране, которая привыкла к личной собственности, в виде заимок; не подумали еще о насаждении частной земельной собственности там, где переселенец без заработков гибнет.

Все это и многое другое – вопросы срочно-настоятельные. Иначе бессознательно и бесформенно создастся громадная, грубо-демократическая страна, которая скоро задавит Россию европейскую.

Впрочем, все наши предположения скоро будут представлены Вашему Величеству.

Бодро идет также землеустроительная работа и в поволжских губерниях, по которым мы проехали. Пока, конечно, брошены только зерна, и предстоит еще чрезвычайный труд. Но изменилась психология народная, между крестьянами появились уже апостолы землеустройства и земельных улучшений. Я видел членов первой Думы из крестьян-революционеров, которые теперь страстные хуторяне и люди порядка. И как Вы правы, Ваше Величество, как Вы правильно угадываете то, что творится в душе народной, когда пишете, что краеугольные для правительства вопросы – это землеустройство и переселение. Нужно приложить к этим двум вопросам громадные усилия и не дать им зачахнуть…»

(Красный архив. – 1928. – Т. 5 (30). – № 5–7. – С. 82–83.)

Немного об истории переселения

Сибирь долгое время оставалась для России terra incognita. Но с началом строительства Сибирской железной дороги ситуация стала меняться. В 1891 году цесаревич Николай возглавил «Комитет Сибирской железной дороги». Для масштабной стройки нужны были рабочие руки. Из черноземных губерний России и Украины, Поволжья, Каспийского и Черноморского побережья, Балтики и Белоруссии переселенцы «потекли» за Урал. В 1891 году на строительстве работали всего 9600 человек, а в 1897 году — уже 89 тысяч. Железная дорога потянула за собой сопутствующие отрасли, в том числе, сельское хозяйство, которое должно было обеспечить рабочих пропитанием. В рост пошли все возможные производства: от одежды и обуви до заготовки топлива для подвижного состава.

Столыпин вывел переселение крестьян на новый уровень. В 1906 г. было реорганизовано Переселенческое управление. В Сибири и на Дальнем Востоке выделялись специальные переселенческие районы, в каждом из которых создавались переселенческие организации, имевшие землеотводные, гидротехнические и дорожные партии, склады сельскохозяйственной техники, агрономические отделы, свои школы и больницы.