Ассоциация содействия развитию регионов "Столыпинский центр"

Петр Столыпин. О самом важном

Своим превосходством Столыпин обидел оппозицию в Думе, желавшую видеть врагов уродами. Каким он был: уважаемым или ненавидимым врагами?

Как видел себя сам Столыпин?

Петр Аркадиевич Столыпин являлся сторонником решительных, но постепенных экономических преобразований  и осторожного созидания правового общественного строя с опорой на силу самодержавной власти. Он осознавал служение России как гражданский долг и смысл своего существования: «Родина  требует себе служения настолько жертвенно-чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует всю работу» — говорил он дочери Марии в 1906 г.

В письме Льву Толстому (23 октября 1907 г.) Столыпин так раскрывал цели своей деятельности: «Я про себя скромного мнения. Меня вынесла наверх волна событий – вероятно на один миг. Я хочу всё же этот миг использовать по мере моих сил, пониманий и чувств на благо людей и моей родины, которую люблю, как любили ее в старину, как же я буду делать не то, что думаю и сознаю добром?… Поверьте, что, ощущая часто возможность близкой смерти, нельзя не задумываться над этими вопросами, и путь мой мне кажется прямым путем».

 

Как Столыпин стал премьер-министром?

Петр Аркадьевич Столыпин родился 2 апреля 1862 г. в родовитой дворянской семье сына коменданта московского Кремля и жил в имениях под Москвой и Ковно (Каунасом). С отличием окончил физико-математический факультет Петербургского университета. Служил в Министерстве земледелия и государственных имуществ, стал предводителем дворянства Ковенской губернии. В 1902 г. назначен Гродненским, а в 1903 г. Саратовским губернатором. Во время Первой революции не раз  выходил без охраны навстречу разъяренной крестьянской толпе, заставлял себя слушать и останавливать бунт. Но он же отдал приказ открыть огонь по погромщикам в Саратове, когда не осталось других средств восстановить порядок.

Волевой, энергичный, честный и умный молодой губернатор был замечен Императором Николаем II и премьер-министром И.Л.Горемыкиным. По рекомендации последнего Столыпин был назначен в апреле 1906 г. министром внутренних дел, а в июле — и Председателем Совета министров.

Столыпин отказывался от высокого назначения, ссылаясь на неопытность, но Государь прервал: «Нет, Петр Аркадьевич, вот образ, перед каким я часто молюсь. Осените себя крестным знамением и помолимся, чтобы Господь помог нам обоим в трудную, быть может историческую минуту». Вскоре он ответил Царю: «Жизнь моя принадлежит Вам, Государь, все помыслы мои, стремления мои – благо России; молитва моя ко Всевышнему – даровать мне высшее счастье: помочь Вашему Величеству вывести несчастную Россию на путь законности, спокойствия и порядка» (13.08.1906).

СТОЛЫПИН С КРЕСТЬЯНАМИ
П.А. Столыпин принимает рапорт от волостного старшины в селе Пристанном

«Всем своим обликом Столыпин закреплял как-то брошенные им с трибуны слова: — ˝Не запугаете!˝ Высокий, статный, с красивым, мужественным лицом это был барин по осанке и по манерам и интонациям. Говорил он ясно и горячо. Дума сразу насторожилась. В первый раз из министерской ложи на думскую трибуну поднялся министр, который не уступал в умении выражать свои мысли думским ораторам. Столыпин был прирожденный оратор. Его речи волновали. В них была твёрдость. В них звучало стойкое понимание прав и обязанностей власти. С Думой говорил уже не чиновник, а государственный человек. Крупность Столыпина раздражала оппозицию. Горький где-то сказал, что приятно видеть своих врагов уродами. Оппозиция точно обиделась, что Царь назначил премьером человека, которого ни в каком отношении нельзя было назвать уродом» — вспоминала член ЦК партии «Народной Свободы Ариадна Тыркова-Вильямс.

 

Столыпин против террористов

В то время революционеры, прежде всего эсеры, вели террористическую войну против носителей власти. Как ранее на Александра II, так теперь на премьер-министра началась настоящая охота: Столыпин пережил не менее 10 покушений, включая взрыв бомбы во время приема посетителей 12 августа 1906 г.

В 1908-1910 гг. было совершено 20 тысяч террористических актов и экспроприаций. Столыпин действовал решительно. На террор правительство ответило военно-полевыми судами для террористов, участников вооруженных нападений, пойманных с поличным. Учрежденные суды существовали на Кавказе и в Польше до 1909 г., а в остальной части Российской Империи заменены военно-окружными судами в 1907 г. «Злодейства должны пресекаться без колебаний. Если государство не даст им действительного отпора, то теряется самый смысл государственности. Поэтому Правительство, не колеблясь, противопоставит насилию силу. Долг государства остановить поднявшуюся кверху волну дикого произвола, стремящегося сделать господами положения всеуничтожающие противообщественные элементы» — объявлял Столыпин в своей первой декларации на посту премьер-министра. «К горю и сраму нашему лишь казнь немногих предотвратит моря крови» — пишет он Государю 3 декабря 1906 г. По приговорам военно-полевых и военно-окружных судов было казнено свыше 2800 человек.

Применение силы Столыпиным в борьбе с террором быстро принесло плоды. С 1907-го и особенно с 1910 г. удалось сбить волну революционного насилия. Подавление экстремистов способствовало экономическому подъему, прекращению массового забастовочного движения и снижению популярности социалистических партий. В 1909 г. насчитывалось 17102 ссыльных и 1909 административно высланных.

В русском обществе в то время скорее выражали симпатию казнимым и отправляемым на каторгу революционерам, чем власти, пытавшейся обезопасить общество от их губительной деятельности. Всячески опорочивать и только критиковать представителей власти и, в результате, саму власть было модным, считалось чуть ли не подвигом; о последствиях такого употребления  свободы слова многие не задумывались.

Свои политические принципы Столыпин коротко определил в речи, произнесенной в III Думе 16 ноября 1907 г.: «Неуклонная приверженность к русским историческим началам в противовес беспочвенному социализму. Страстное желание обновить, просветить и возвеличить родину, в противность тем людям, которые хотят её распада. Наконец, преданность не на жизнь, а на смерть Царю, олицетворяющему Россию».

 

Был ли у Столыпина план?

П.А. Столыпин был уверен, что успокоение страны не цель, а только необходимое условие для осуществления созидательной деятельности, направленной на расширение общественного основания власти и на повышение сознательной гражданской ответственности самого русского общества. Он  считал, что «реформы во время революции необходимы, так как революцию породили в большой мере недостатки внутреннего уклада», «где правительство побеждало революцию (Пруссия, Австрия), оно успевало не исключительно физическою силою, а тем, что, опираясь на силу, само становилось во главе реформ. Обращать всё творчество Правительства на полицейские мероприятия — признание бессилия правящей власти».

Выступая во II Государственной Думе 6 марта 1907 г. Столыпин объявил положительную программу его правительства, которую и старался осуществлять. Основные пункты его программы следующие:

— Достижение действительной свободы вероисповеданья. Проведение Всероссийского поместного церковного Собора.

— Достижение гражданского равноправия в смысле устранения ограничений и стеснений отдельных групп населения; Равноправие крестьян с другими сословиями, устранение ограничений для евреев и иных инородцев.

—  Неприкосновенность личности:  «Отечество наше должно превратиться в государство  правовое, так как пока писаный закон не определит обязанностей и не оградит прав отдельных русских подданных, права эти и обязанности будут находиться в зависимости от толкования и воли отдельных лиц, то есть не будут прочно установлены».

— Улучшение крестьянского землевладения с разрешением свободного перехода от общинного землевладения к частному. Без частной собственности человек не чувствует себя хозяином, не участвует в социальном развитии страны и не имеет основы для саморазвития. Поэтому государственная поддержка в освоении безземельными крестьянами пустующих удобных земель на востоке и юге России. Мелиорация неудобных земель.

— Реформа местного управления, предполагающая установление непосредственной связи между губернской и уездной администрацией Правительства и преобразованными на принципах всесословности органами земского самоуправления. Введение мелкой (волостной) земской единицы.

— Реформа местного судопроизводства. Передача судебной власти на местах в руки мировых судей, избираемых населением.

— Введение земского самоуправления в Балтийском Крае, в Северо-Западном и Юго-Западном краях; введение земского и городского самоуправления в губерниях Царства Польского.

— Улучшение быта рабочих, в том числе и государственное их страхование на случай болезни, увечий, инвалидности и старости; легализация профессиональных союзов, ненаказуемость экономических стачек; сокращение рабочего времени.

— Школьная реформа, общедоступность и, впоследствии, обязательность начального образования.

— Финансовая реформа: «облегчение налогового бремени народных масс и введение подоходного налога».

  • Полицейская реформа. Слияние общей и гражданской полиции. Объединение всех видов чрезвычайной государственной Охраны в одном законе, полностью известном обществу и утвержденному Думой.

Столыпин

Слабое место стратегии

Эти реформы, в случае их осуществления, совершенно меняли Россию, превращали страну, жившую два столетия для узкого правящего слоя в действительно общенациональное государство, в благополучии которого крестьяне, рабочие, инородцы, иноверцы, земская интеллигенция заинтересованы не меньше, чем дворяне, богатые предприниматели и землевладельцы. Россия при этом менялась не революционно, не через разрушение «до основания», но эволюционно, через постепенное, хотя и быстрое перераспределение общественных благ, и воспитание народа. «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!» Эти слова Столыпина, сказанные в Думе 10 мая 1907 г. стали девизом всей его деятельности. Подавляющее большинство депутатов II Думы не поддержали программы премьер-министра, одержимые идеей ниспровержения существующего порядка, находясь во власти принципа «чтобы изменить хоть что-то надо прежде разрушить всё».

Новая Дума, готовая работать с Правительством, была необходима Столыпину именно для претворения в жизнь намеченных им реформ. Он не считал возможным действовать, используя только рычаг самодержавной власти. Полагая жизненно необходимым подвести широкий социальный фундамент под здание российской государственности, он само подведение этого фундамента желал осуществлять вместе с обществом, с законно избранными его представителями в земствах и в Думе. Без такого сотрудничества Правительства с обществом прочное общественное основание России не создать, и любое серьезное потрясение – война ли, которой Столыпин так опасался, или иное что – приведет к обрушению огромного, но не соединенного воедино народной волей государства: «Главное это то, что Россия с каждым годом зреет: у нас складывается и самосознание, и общественное мнение. – Пишет Столыпин за месяц до смерти русскому послу в Париже Александру Извольскому. —  Нельзя осмеивать наши представительные учреждения. Как они ни плохи, но под влиянием их Россия в пять лет изменилась в корне и, когда придет час, встретит врага сознательно. Россия выдержит и выйдет победительницею только из народной войны» (28.07.1911).  Столыпин жаждал иметь впереди двадцать мирных лет. За два десятилетия он надеялся превратить Россию дворянскую, «элитную», в Россию общенародную.

 

Выстрел с российскую историю

Без парламента сделать это было невозможно.  С членами Думы Столыпин общался как с товарищами и коллегами. Он не был поклонником демократии, не верил, что парламент может управлять страной, но рассматривал Думу как важнейшее средство контроля самодержавной власти Царя волей народа. В этом Столыпин был похож на знаменитого германского рейхс-канцлера Отто фон Бисмарка, который заявил в Рейхстаге в 1884 г. – «Я вовсе не поклонник абсолютистского правления. Я считаю парламентское сотрудничество, верно примененное, столь же нужным и полезным, сколь парламентское же правление – вредоносным и невозможным».

Когда Столыпин провозгласил в Думе свой план, ему еще не исполнилось и 45. Столыпин верил в свои силы и в помощь Божию. Все эти двадцать лет он мог бы, как Бисмарк в Германии, находиться у штурвала русского корабля. Но вышло иначе. Через четыре с половиной года он пал от руки полицейского агента Богрова, застрелившего его в упор 1 сентября 1911 г. в Киевском театре на глазах Императора. 5 сентября смертельно раненый Петр Столыпин умер в лечебнице на руках у жены. В завещании он, предчувствуя свою трагическую кончину, просил похоронить его в том городе, где его убьют. Столыпин был предан земле в Киево-Печерской Лавре. Вскоре в Киеве был установлен и монументальный памятник Столыпину. В годы советского режима памятник был уничтожен, надгробье снято и могила закатана асфальтом. В начале 1990-х гг. могила П.А.Столыпина восстановлена.

 

Столыпин глазами современников

Реформы, начатые Столыпиным, продолжались и после его смерти, но уже не с той широтой и энергией, что при нём. Отставка верного соратника Столыпина Владимира Николаевича Коковцова с поста премьера в январе 1914 г. и вскоре начавшаяся Мировая война, еще более затормозили их. А через шесть лет после убийства Столыпина Россия рухнула в бездну революционной смуты, от которой он всеми силами старался уберечь её.

Германский Император Вильгельм II в 1909 г. во время встречи русского и германского императоров в Бьёрке, более часа, просидел, беседуя с русским премьером, а потом сказал генерал-адьютанту Илье Татищеву (позднее погибшему в Екатеринбурге вместе с Императором) – «Проговорил со Столыпиным весь завтрак. Вот человек! Был бы у меня такой министр, на какую бы высоту мы подняли Германию».

Крупнейший современный зарубежный специалист по истории России, Ричард Пайпс, в своей трехтомной «Русской Революции» так оценивает личность и деятельность Петра Аркадиевича Столыпина: «Столыпин … был без сомнения самым выдающимся государственным деятелем Императорской России. Единственным его соперникам – Сперанскому и Витте – при всех их несомненных талантах, недоставало присущего Столыпину сочетания кругозора государственного деятеля с искусством политика. Вовсе не оригинальный в своих начинаниях – большинство его идей были предначертаны ранее другими политиками, — Столыпин поражал и русских и иностранцев силой духа и цельностью характера; сэр Артур Николсон, британский посланник в России, считал его не более и не менее как ˝самой замечательной фигурой в Европе˝».

(Ричард Пайпс. Русская Революция. М., 2005. Т.1. Стр.228).

 

Текст подготовлен Андреем Зу́бовым, российским историком, религиоведом и политологом, доктором исторических наук.