Ассоциация содействия развитию регионов "Столыпинский центр"

Рождественская, а не Новогодняя

Какой восхитительной была «Ёлка» в Императорской России! Известна даже точная дата её рождения — 24 декабря 1817 года! Её устроила в Московском Кремле Великая княгиня Александра Фёдоровна — супруга будущего самодержца Николая I. Немка Александр Фёдоровна принесла в Россию традицию своей страны. И она прижилась замечательно! Ёлку полюбили не только дети, но и взрослые. И даже не боялись ставить на нее зажженные свечи, хотя пожары из-за этого случались частенько.

“Рождественская елка в Санкт-Петербургском клубе художников”. С наброска Н. А. Богданова гравировал Л. А. Серяков. Конец ХIХ века

Интересно, что Рождественскую ёлку наряжали непосредственно в Сочельник — 24 декабря. И всегда прятали от детей за закрытыми дверями до момента возвращения домой после Всенощной.

При Николае I ситуация в стране была еще такова, что Царь и члены его семьи могли себе позволить перед Праздником самостоятельно посещать магазины и выбирать презенты для членов семьи.  Великая княжна Ольга вспоминала, что в 1837м году: «У нас была зажжена по обыкновению елка в Малом зале, где мы одаривали друг друга мелочами, купленными на наши карманные деньги».

Про Царскую свиту и придворных также никогда не забывали. После «семейной» ёлки царская чета переходила в другой зал Зимнего дворца, где разыгрывалась лотерея. Николай I выкрикивал карту, а императрица Александр Фёдоровна вручала выигравшему подарок. Дарились, как правило, фарфоровые вещицы.

Акварель сестры Николая II Ольги Александровны Романовой

При Александре II  ставилось пять ёлок: две больших и три поменьше. Их обычно укомплектовывали кондитеры. Ёлки побольше стоили (по счету кондитера) по 45 рублей, меньшие — по 25. Базовый подарок был достаточно скромен: несколько «французских сюрпризов», фунт конфет, два мандарина, два яблока. Великим князьям еще добавляли чернослив, а императору — ящик абрикосов. Все «базовые» подарки в сумме обходились в 970 рублей.

Традиция разъездов по магазинам в поисках подарков закончилась на Александре III. Из-за постоянной террористической угрозы императорская семья не могла себе этого позволить. Теперь уже поставщики Двора присылали во дворец образцы подарков, а члены царской фамилии выбирали.

В то же время зародилась другая традиция — посещать многочисленные ёлки и особенное внимание уделять праздникам для охраны государя. Ежегодно 25 декабря после семейного завтрака императорская чета с детьми и великими князьями ехали в манеж Кирасирского полка на Ёлку для чинов Собственного Его Величества конвоя, Сводно-гвардейского батальона и Дворцовой полиции. Не забывали и о тех, кто 25 декабря оставался в карауле. К ним на Ёлку приезжали на следующий день. Так же 26 декабря устраивался праздник для офицеров.

 

Царское Село, февраль 1916. Николай II, Анастасия, Ольга, Алексей и его друг Коля Деревенко.

Отмечал Рождество с людьми, обеспечивающими его безопасность, и последний Император Николай II. В своем дневнике от 25 декабря 1895 года он записал: «В 3 ч. поехали в придворный манеж на Елку Конвоя и Сводного батальона. Как всегда были песни, пляски и балалайки. После чаю зажгли маленькую елку для дочки и рядом другую для всех женщин, Аликс и детской». И несмотря на это, Рождество всё равно рассматривалось как тихий семейный праздник. Год спустя Император сделал в сочельник следующую запись в дневнике: «В 4 часа устроили елку для дочки в нашей спальне».

Последняя Императрица Александра Фёдоровна очень любила этот праздник. Она всегда лично участвовала в украшении ёлок, выбирала подарки для всего окружения императорской семьи, от офицеров охраны и до лакеев с истопниками. Императрица также имела маленькую «рождественскую» слабость — ей хотелось непременно самой задуть свечи на ёлке.