Ассоциация содействия развитию регионов "Столыпинский центр"

Запечатлённое счастье

На фото: старшая дочь Петра Аркадьевича Столыпина. Мария. Этот снимок, как и еще несколько, сделанных в тот же день, в ателье Буллы, хранится в Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга. Фотография Марии относится к 1907-1908 годам, когда ей было около 23х лет. К одному из самых счастливых периодов ее жизни. Летом 1907 года она познакомилась со своим будущим супругом Борисом фон Боком. Случилось это на яхте «Нева», на которой Пётр Столыпин отдыхал с семьей. Лейтенант фон Бок был одним из офицеров на судне. Вот так трогательно описывает Мария свои чувства после возращения в Санкт-Петербург:

«За эти восемь дней плавания решилась моя судьба и, хотя ничего еще не было сказано, но бывают чув­ства яснее слов, и в душе я бесповоротно знала, что рано ли, поздно ли, но я буду женой одного из офи­церов «Невы» лейтенанта Б. И. Бок.

Вернувшись на Елагин, я уже не могла больше втянуться в свою всегдашнюю жизнь — всё, не отно­сящееся к моему молодому счастью, казалось теперь тусклым, ненужным и совершенно неинтересным.»

На фотографии Мария в бальном наряде. Интересно, что её отец очень трепетно и внимательно относился к внешнему виду своих дочерей на подобных мероприятиях. В 1903м году, когда Пётр Аркадьевич стал Саратовским губернатором, он впервые привёз свою старшую дочь на царский завтрак в Москву. Восемнадцатилетняя Мария хорошо запомнила тот день и совершенно новое для неё ощущение себя в мире.

«Мой отец очень интересовался туалетом, в кото­ром я буду на царском завтраке. Всё было готово: и нарядное белое платье и шляпа с белыми цветами.

 Папá заставил меня всё примерить и остался всем очень доволен.

На второй день Пасхи мы поехали с папá в Дворян­ское собрание. В первой зале гостей встречала жена московского губернского предводителя дворянства кня­гиня Трубецкая. Когда мы, поздоровавшись с ней, проходили по зале, я посмотрела в зеркало и сразу не могла сообразить, кто эта взрослая девица в белом, идущая под руку с высоким мужчиной в придворном мундире. Но, кажется, папá был горд не менее меня, вывозя первый раз в жизни взрослую дочь.

Когда мы вошли в большой зал, меня покинуло спокойствие, а когда папá ушел, оставив меня одну с какими-то незнакомыми девицами, стало и совсем неуютно. Все мои московские подруги были старше меня и были уже фрейлинами, почему и сидели в дру­гом месте, не там, где мы «простые смертные», как я мысленно называла всех, с кем должна была сидеть. Раньше чем уйти на свое место, папá познакомил меня с моей соседкой по столу красавицей княжной Льво­вой, которую просил «протежировать» мне, и она очень мило мною занималась, но, несмотря на это, было мне очень страшно. Слишком всё было непривычно и непохоже на то, что я видела раньше в Ковне и Колноберже.

Большой, знаменитый своей красотой зал Дво­рянского собрания, был полон, не приехали только вы­сочайшие гости.

Все разговаривали, смеялись, искали свои места. В глазах рябило от блеска мундиров и дамских наря­дов, а в ушах звенело от гула множества голосов, зво­на шпор, шума отодвигаемых стульев.

Царский стол стоял на возвышении, в конце зала. Приборы на нем были расставлены лишь с одной сто­роны, лицом к публике. Остальные гости тоже сидели, только с одной стороны, лицом к высочайшему столу.

Не успела я еще освоиться со всем окружающим, как неожиданно наступила тишина, нарушаемая лишь постукиванием церемониймейстерской палочки. Все как-то подтянулись и повернулись к возвышению, на котором появились государь, императрица и другие особы императорской фамилии.

Тут я первый раз в жизни увидела государя, и он даже издали произвел на меня такое впечатление, что я только на него и смотрела, чтобы еще и еще увидеть его прекрасные глаза. Императрица, молодая, краси­вая, царственно-величественная, не притягивала так к себе. Не было в ней этого манящего очарования.»

 

Фрагмент книги «Воспоминания о моём отце П.А. Столыпине». М. П. Бок. Издательство имени Чехова, Нью-Йорк, 1953.